rimehora (rimehora) wrote,
rimehora
rimehora

Categories:

О дочеловеческих цивилизациях


Составляя комментарии к одной замечательной статье, я обнаружил, что в далёком 2009 году я начал выкладывать эссе "О доисторических цивилизациях" - и не закончил. А ведь она была дописана! Думаю, стоит поделиться, ибо актуальности она не потеряла - хотя бы как интеллектуальное упражнение.

Первоначальный текст статьи можно прочитать здесь: часть 1 и часть 2. Полный, текст, приведённый ниже, дан в версии 2010 года, где я опустил полемическую часть. Сейчас я дополнил лишь подстрочные комментарии.


О дочеловеческих цивилизациях и вымирании динозавров

Многие столетия люди надеются найти другие цивилизации. В преданиях и сочинениях самых разных народов и культур есть истории про жителей Луны, Солнца и других небесных тел. С началом эры космонавтики и созданием мощных радиолокаторов эти поиски перешли в практическую плоскость. Обычно предполагается, что «братья по разуму» ждут нас в космосе. Такое направление поиска имеет свои резоны: космос велик, в нём имеются миллиарды звёзд и планет, и на какой-то из них наверняка могла появиться разумная жизнь. На этом, однако, основания для оптимизма заканчиваются. Цивилизация, способная вступить с нами в контакт, должна быть нашей современницей, использовать радиосвязь, регулярно «прослушивать» космос и находиться вдобавок в той сравнительно небольшой области Вселенной, где ограниченная скоростью света межзвёздная связь вообще имеет смысл. Человечество существует всего лишь несколько десятков тысяч лет, и только в последние сто лет оно освоило радио. Возможно, цивилизации способны существовать значительно дольше, но прямыми доказательствами этому мы не располагаем. Вместе с тем, по крайней мере, на одной планете мы можем искать следы цивилизаций, в том числе примитивных, на протяжении всей её истории. Эта планета – наша Земля. Геологическая летопись может быть уникальным источником информации о появлении и развитии различных форм разума, если только эти формы существовали до нас, а мы способны правильно интерпретировать их следы.

Наиболее очевидным свидетельством существования дочеловеческих цивилизаций было бы обнаружение их материальных следов. Однако артефакты, как правило, недолговечны. Даже египетские пирамиды не встретят первый миллион лет своего существования – ветер сравняет их с окружающей пустыней. Конечно, при особо благоприятном захоронении могут сохраниться и мелкие детали быта, как сохраняются отпечатки чешуек и пёрышек динозавров, но их не всегда достаточно, чтобы сделать вывод о существовании разума и цивилизации. Как свидетельствует история наших предков, даже размер мозга и обнаружение простейших орудий труда не могут служить здесь надёжными критериями. Обтёсанные гальки, приписываемые человеку разумному и прямоходящему, изготавливались по одному шаблону сотни тысяч лет, а следовательно являются скорее порождением изощрённого инстинкта, но не разума. В то же время, размер мозга у недавно открытого флоресского человека был не больше чем у крупных австралопитеков – а он оставил следы достаточно сложной материальной культуры.

Вместе с этим цивилизации, даже самые примитивные, оставляют следы, которые просто не могут затеряться в геологической летописи. Это результаты их масштабного воздействия на окружающую среду. Если мы проанализируем опыт взаимодействия человечества и природы, обстоятельства биосферных кризисов прошлого могут предстать перед нами в новом свете.

***

Из нашей истории мы знаем несколько типов цивилизаций: индустриальные, аграрные, цивилизации охотников и собирателей [1]. Могла ли в доисторические времена существовать цивилизация современного типа? Индустриальное общество требует для своего функционирования огромное количество вещества и энергии, которое она забирает из окружающей среды. Это означает, во-первых, быструю деградацию природных экосистем, а во-вторых, расходование и, в конечном итоге, исчерпание полезных ископаемых.  Массовые вымирания и масштабные экологические кризисы происходили в истории Земли неоднократно. А вот с ископаемыми ситуация иная. Человечество активно использовало и использует многочисленные месторождения, некоторые из которых не могут вновь образоваться при современном составе гидросферы и атмосферы. Однако нам они достались, причём ряд из них настолько доступен, что их было возможно разрабатывать доиндустриальными методами. Для цивилизации, столкнувшейся с нехваткой ресурсов, исчерпанных предшественниками, некоторые ископаемые, например, углеводороды, оказались бы недоступны, другие же, такие как металлы, попадались бы в виде изменённых силами Земли отходов и лома [2]. Очевидно, что к нам это не относится, а значит из индустриальных цивилизаций мы на Земле первые.

Алмазный карьер "Мир" в Якутии. Для масштаба на заднем плане виднеются многоквартирные дома. Такие формы рельефа мы оставляем сейчас, и мы не находим их в истории Земли ранее.

Можно ли предположить, что некий доисторический разум создал на Земле аграрные цивилизации: оседлые земледельческие или кочевые скотоводческие? Земледелие даёт обществу обильный и относительно надёжный источник пищи, но требует существенных трудозатрат. Вследствие этого численность населения растёт, и оно вынуждено занимать под посевы все или почти все доступные площади. Если такая цивилизация будет существовать в течение длительного времени и заполнит всю Землю, в палеонтологической летописи мы увидим следующую картину: большую часть планеты, в первую очередь её самые благоприятные и биологически продуктивные области занимают бедные видами экосистемы, в которых есть несколько аномально питательных видов растений-продуцентов (плоды селекции), а большая часть консументов (по биомассе) представлены одним-единственным видом – самими земледельцами. А разнообразные экосистемы «дикого» типа сохраняются в холодном и засушливом климате, либо в труднодоступных районах. То есть ситуация окажется прямо противоположной той, что наблюдается в дикой природе. Там бедные видами сообщества образуются как раз в областях с тяжёлыми природными условиями, а при их улучшении биоразнообразие растёт. Касательно скотоводческих цивилизаций мы можем провести похожие рассуждения. Допустим, сами скотоводы и следы их материальной культуры каким-то образом полностью исчезли из геологической летописи. В этом случае мы увидим экосистемы с большим количеством растительноядных организмов и почти без хищников, в которых, однако не наблюдается признаков деградации.

Особым типом аграрной цивилизации можно назвать неизвестную из истории, но популярную в фантастической литературе модель биологической цивилизации. Её определяющей чертой является использование специально выведенных организмов в роли орудий труда. Хорошим примером такого рода является общество разумных рептилий йилан, описанное Гарри Гаррисоном в серии романов «Эдем». В случае, если мы столкнёмся с такой цивилизацией в геологическом прошлом Земли, мы не найдем орудий труда, однако описанные аномалии в структуре экосистем будут налицо [3].

Случалось ли палеонтологам находить такие вырожденные экосистемы? Насколько мне известно, нет. Во всех эпохах, от которых остались хоть какие-то ископаемые остатки, мы наблюдаем экосистемы с разнообразными продуцентами и должным количеством консументов (за редкими исключениями. Не был ли листрозавр свиньёй прошлого? [4]). Причём всегда, как только это становится анатомически возможным, в них присутствует мегафауна, то есть сообщества крупных животных (обычно под этим термином понимаются организмы массой более 45 кг). Разумный организм (по крайней мере, обладатель индивидуального разума) неизбежно также должен быть крупным. Мелкие существа тратят слишком много энергии на обеспечение нормальной жизнедеятельности и поддержание постоянства внутренней среды, и использование разума вместо инстинктов для них энергетически невыгодно. Следовательно, носители разума являются естественными конкурентами прочей мегафауны, и процветание последней указывает на их отсутствие или, по крайней мере, подчинённое положение в экосистемах.

Листрозавр. В самом начале мезозоя останки этой милой зверушки составляли в некоторых местонахождениях до 95% останков наземных позвоночных. Не может ли он быть следом присутствия древних скотоводов?

***

Остаётся последний вариант. Не могла ли в прошлом существовать цивилизация охотников, которая в определённый момент подорвала воспроизводство своей пищевой базы, не смогла перейти на другой тип хозяйствования и исчезла? Тогда в палеонтологической летописи мы увидели бы нечто подобное событиям конца ледникового периода: резкое одномоментное исчезновение десятков видов крупных организмов без ясных видимых причин. Возможность объяснить такие кризисы естественными причинами не должна нас обманывать. Даже когда речь идёт о вымирании крупных млекопитающих ледниковой эпохи, одни исследователи считают его результатом чрезмерных охот, другие же видят причину в климатических изменениях. А ведь прошло лишь несколько десятков тысяч лет!

Одно из массовых вымираний, случавшихся в истории Земли, заставляет вспомнить эту модель. Речь идёт об исчезновении динозавров в конце мелового периода. Сразу оговорюсь, в нижеследующем рассуждении я буду считать вымирание динозавров на суше и массовую гибель морской фауны (от микроскопических фораминифер до гигантских морских ящеров) разными, хоть и совпавшими по времени событиями. Для последнего есть разумное объяснение: распространение цветковых растений резко замедлило размывание почв, уменьшило снос питательных веществ в море и тем самым подорвало существовавшие там пищевые цепочки [5]. А вымирание динозавров до сих пор не получило общепринятого объяснения.

Обращают на себя внимание две вещи. Во-первых, динозавры занимали ниши крупных или средних по размеру существ. Почти все сухопутные существа длиной более метра были динозаврами, тогда как в меньшем размерном классе господствовали другие группы, главным образом, млекопитающие. Т.е. динозавры представляли собой мегафауну мезозойской эры. И именно они исчезли, а более мелкие млекопитающие, птицы, ящерицы, змеи, черепахи – сохранились. Во-вторых, имеется гипотетический кандидат на роль охотника-истребителя: дино-сапиенс, предложенным канадским палеонтологом Дейлом Расселом [6]. Этот учёный обратил внимание на то, что в самом конце мелового периода в одном из семейств хищных динозавров – троодонтидах, обитавших в Монголии и на западе Северной Америки, – наблюдался очень быстрый рост головного мозга, примерно такой же, как у человекообразных обезьян перед появлением человека. Продолжись такая эволюция, и на планете появились бы разумные динозавры. Можно предположить, что по пути ускоренного умственного развития пошло несколько родственных групп динозавров и одна из них, нам пока неизвестная, опередила другие, так же как предки человека опередили в развитии прародителей горилл и шимпанзе. Если численность этой пионерской группы была сравнительно небольшой и жила она вдали от водоёмов, то её эволюция могла ускользнуть от внимания палеонтологов.

Важным признаком, позволяющим отличить чрезмерную охоту от других типов вымирания, является скорость процесса. Как это происходило в конце ледникового периода? Наиболее стремительным, почти мгновенным было истребление мегафауны на континентах, ранее не знавших человека. В Австралии оно заняло тысячу лет, в Америке – две-три тысячи (сказалась большая протяжённость континента с севера на юг). В Евразии вымирание затянулось почти на десять тысяч лет. Целый ряд видов и подвидов, такие как зубр, азиатский лев и гепард, среднеазиатский тигр, аравийский подвид страуса, были уничтожены уже в двадцатом веке (первые два вида из перечисленных ещё сохраняются, но в крайне малых количествах и под особым режимом охраны, о котором в условиях охотничьего хозяйства не могло быть и речи). В Африке – прародине человечества – охотники существенно снизили разнообразие мегафауны, но не смогли истребить её полностью. Неизвестно, впрочем, сохранилась ли бы роскошная природа Африки до наших дней, если бы на континенте не возникло земледелие и скотоводство. В любом случае исчезновение основной части видов было в геологическом масштабе времени практически мгновенным.

В тех регионах, где по тем или иным причинам переход к аграрному хозяйству оказался невозможным, на передний план вышли несколько видов, самых универсальных и непривлекательных в роли добычи. В Арктике это оказался северный олень, в Австралии гигантские кенгуру, в Северной Америке – бизон, а в Патагонии, например, таких видов не оказалось вовсе. Их численность возросла до невиданных прежде размеров вновь возникает вопрос: не был ли листрозавр бизоном прошлого?). Поскольку хищники исчезли полностью, эти стада оказались способны поддерживать сравнительно небольшие сообщества охотников, которые стали относиться к природе куда бережливее, развили в себе экологическое чувство и обожествили своих кормильцев и благодетелей.

Черепа бизонов, убитых армией США в рамках войны против индейцев. Это фото 1870 года справедливо считается замечательным образом ущерба, которое человечество причиняет природе. Менее очевидно, что само появление гигантских стад бизонов также является результатом ущерба, причиненного природе несколько ранее.

Вскоре человек преобразовал Землю, и мы не увидели окончания этой истории. Но его можно предсказать. Пищевая пирамида, стоящая на одном виде, который вышел из разнообразной экосистемы и потому является уже достаточно специализированным, весьма неустойчива. Этот вид-кормилец может сильно пострадать от болезней или просто не приспособиться к изменившимся условиям. Его последние представители будут истреблены охотниками, которые вскоре после этого также деградируют и вымрут.

Таким образом, мы имеем цепочку: быстрое (в течение тысяч или десятков тысяч лет) вымирание большинства видов, обеднение экосистемы, постепенное вымирание оставшихся видов.

***

В вышеприведённом рассуждении предполагается, что сообщества дочеловеческих охотников оказались неспособны перейти на более высокую ступень развития и вымерли. После истребления мегафауны большинство человеческих обществ освоило сельское хозяйство, а остальные смогли прийти в равновесие с окружающей средой. Такой ход событий кажется нам естественным, однако он стал возможным благодаря некоторым особенностям человека как вида и удачному стечению обстоятельств:

1.      Человек является всеядным собирателем. Его организм способен усвоить мясо, рыбу, морских беспозвоночных, насекомых, плоды, семена и корни растений. Т.е. кормовая база человека необычайно широка. Образ жизни собирателей ставит перед ними разнообразные задачи и требует нетривиальных решений, а значит, лучше всего способствует развитию разума. Но то же самое можно сказать и о стайных хищниках, кормовая база которых гораздо ýже.

2.      Человек от природы слабо вооружённый вид. Он смог регулярно охотиться на крупных животных только после того, как обрёл разум современного типа и смог благодаря этому создать ряд ключевых технологий. Изобретательность помогла ему пережить разразившийся вслед за этим экологический кризис. Более специализированные хищники могли бы нанести необратимый ущерб экосистемам ещё до обретения собственно разума и погибнуть вместе с ними [7].

3.      Даже после истребления большей части мегафауны на исходе ледникового периода сохранилось достаточно много умных и покладистых видов, которые были впоследствии одомашнены и поныне обеспечивают нас пропитанием. Если бы таких животных не было, будущее цивилизации оказалось бы под угрозой. Именно такая ситуация сложилась в Австралии, в результате чего сложившиеся там общества оказались одними из самых примитивных в человеческой истории.

Таким образом, охотничья цивилизация вполне могла бы подорвать собственную кормовую базу и исчезнуть вследствие этого – особенно если бы создавший её вид был бы достаточно специализированным хищником. Возможно, троодонтиды, родственники прославленного Спилбергом велоцираптора, как раз и дают нам пример хищников на пути к разумности.

***

Насколько применимы все эти соображения к конкретному вымиранию динозавров? Имеется ряд существенных аргументов против. Во-первых, палеонтологи не нашли ни остатков дино-сапиенсов, хотя непосредственно перед вымиранием этот вид должен был бы стать чрезвычайно многочисленным, ни следов его материальной культуры. Во-вторых, вымирание в конце мелового периода было достаточно плавным, а не ступенчатым, как того требует гипотеза перепромысла [8]. Наконец, целый ряд исчезнувших групп, например, «альтернативные птицы» энанциорнисы, никак не относятся к мегафауне.

В дополнение к этому следует высказать ещё одно соображение. Ледниковый период было тем редким временем, когда в результате движения литосферных плит и падения уровня океана, вода из которого формировала ледники, материки оказались очень близки друг к другу. Евразия с Британскими, Японскими и Моллукскими островами, Африка и обе Америки в какой-то момент представляли собой единый массив суши. Рядом с ним, за нешироким проливом, лежала «большая Австралия», объединявшая нынешние Австралию, Тасманию и Новую Гвинею. Действительно изолированным континентом была только необитаемая Антарктида. В результате первобытные люди смогли, используя самые примитивные средства мореплавания, быстро расселиться по всему миру и повсеместно истребить мегафауну. В конце мелового периода картина была иной. Рождающиеся океаны раздвигали континенты, а подъём океанского дна заставлял морскую воду затоплять окраины и опущения материковых плит. Взглянув на карту того времени, мы увидели бы с десяток сравнительно небольших массивов суши, равноудалённых друг от друга. Появись тогда на Земле разумные охотники, они затратили бы куда больше времени на расселение на планете. Соответственно, картина вымирания получилась бы куда сложнее, а некоторые районы, возможно, сохранили бы свой изначальный животный мир.

Итак, на Земле мы, похоже, всё-таки первые. Но когда человечество достигнет других обитаемых миров и учёные опишут историю их уникальной флоры и фауны, мы должны суметь различить в ней достижения и ошибки наших менее удачливых братьев по разуму.

© Николай Килячков

2009-2010-2019

Иллюстрация в начале поста: картина Мехмеда Коземена.
В фейсбуке автор дал ей следующий комментарий: "Скутеллозавр, примитивная форма панцирных динозавров, отдыхает под колонной, некогда посвящённой пермскому божеству Тенебриель Утентетарикс. Хотя окрестные животные не подозревают об этом, это один из последних памятников исчезнувшей цивилизации, которая практически уничтожила планету в предыдущую эпоху" (ссылка на сайт художника).








[1] Здесь я придерживаюсь подхода Ф. Фернандеса-Арместо, который состоит в том, что цивилизацией называется любой способ воздействия общества на окружающую среду, а степень цивилизованности определяется силой и глубиной такого воздействия. Соответственно цивилизацией можно считать практически любую форму существования людей вплоть до общества палеолитических охотников и собирателей. См. Ф.Фернандес-Арместо. Цивилизации. М.: АСТ, 2009.

[2] Данные сценарий рассматривает Стивен Бакстер в рассказе «Дети времени». По его версии человечество, слабо изменяясь, продолжает существовать на Земле 800 миллионов лет, но, после крушения индустриальной цивилизации, оно не может развиться за пределы традиционной фазы именно в силу отсутствия необходимых ресурсов.

[3] Интересный вариант биологической цивилизации предложил Святослав Логинов в повести «Закат на планете Земля». Эта цивилизация, размещённая в самом конце мелового периода, производила основную часть питания при помощи аквакультуры и, вплоть до своего катастрофического конца, практически не изменяла структуру наземных экосистем (как и экосистем открытого моря). Единственным следом этой цивилизации стало лишь само мел-палеогеновое вымирание.

[4] Во избежание недопонимания: я так не думаю. Из позднепермских отложений неизвестно ни потенциально разумных организмов, ни их возможных предков. Некому было стать скотоводами.

[5] См. Еськов К.Ю. История Земли и жизни на ней: Экспериментальное учебное пособие для старших классов. – М.: МИРОС, 1999.

[6] Дино-сапиенс Рассела был справедливо раскритикован за чрезмерное человекоподобие. Другой улучшенный вариант разумного динозавра предложил Саймон Рой – и тоже на базе дейнонихозавров. Поскольку нас здесь интересуют не анатомические подробности, а экологическое воздействие, разницу между двумя вариантами можно считать несущественной.

[7] Такой сценарий рассматривает Стивен Бакстер в рассказе «Охотники Пангеи».

[8] Или не было. Последние данные не дают ясного понимания – см. обзорную статью S.L. Brusatte, R.J. Butler, P.M. Barret et al. “The extinction of the dinosaurs”, Biological Review, July 2014.

Tags: альтернативная эволюция, время, история, космос, общество, охрана природы, палеонтология, природа, социальная эволюция, фантастика, эволюция, экология
Subscribe

  • Кто прокладывает тропинки к будущему

    Новые люди В своё время я сформулировал модель «листопадного видообразования» [1]. Согласно этой модели, в популяциях сначала…

  • Ковид и другие ужасы

    Вот, поделюсь с вами новым роликом LOONY. LOONY, он хороший. Он даже умеет спорить людьми, не выставляя их идиотами – редкое на сегодня…

  • Жара во время ковида

    Сегодня вёз сына утром на занятие и обратил внимание на удивительную вещь: утром рабочего дня уровень пробок в Москве - 4 балла, а места, где ещё…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment